Главная » Статьи » Мои статьи

Языческие корни исламского представления о рае (Фома Истринский)
Фома Истринский
Языческие корни исламского представления о рае
/фольклорно-мифологический анализ/

 

Посвящается Айдыну Ализаде, рекламирующему
рай с гуриями, яствами и вином


Миф о рае, в котором усопшие тешут себя телесно-чувственными удовольствиями, восходит к седой фольклорной древности. В основе архетипа лежат бессознательные представления об изобилии, достатке и избытке плодов, еды, питья, женщин. Формировался этот архетип методом от противного: если в земной жизни голод и нехватка продовольствия, то после смерти герой должен попасть в край продовольственного изобилия.

Охотник палеолита грезил о рае как Вековечном дремучем Лесе, где не переводится дичь для охоты. Славяне мечтали об Ирие, «рае», где довольно еды и питья, где текут молочные реки промеж кисельных берегов. Скандинавы верили, что окажутся на нескончаемом пиру в Вальгалле – чертогах Одина.

Умиляет совпадение такое представлений у мусульман и у язычников: если в Вальгаллу попадает лишь воин, умерший в бою с оружием в руках, то и в мусульманский рай немедленно попадает павший шахид. Берсерка и шахида в раю-вальгалле ждет практически одно и то же.

Ислам утверждает, что мусульманина ждет в раю, во-первых, вино, во-вторых, изысканные кушанья, в-третьих, вечно юные и девственные гурии, отдающиеся праведнику и восстанавливающие девственность после утехи. Расшифруем эти символы, применив фольклорно-мифологическую методику!

Небесные гурии, будучи заоблачными девами, оказываются в одном семантическом ряду с мифическими красавицами Тридевятого Царства, в объятиях которых Герой находит негу и ласку. Это персидские пери, англо-германские фейри (эльфийки), славянские полудницы, вилы, русалки, греческие нимфы, наяды, дриады.

По исследованиям А.Афанасьева, русалки, нимфы, пери, как облачные и небесные девы, символизируют вполне определенные природные стихии. А именно: они выступают как хозяйки плодов, изобилия и плодородия, они – фольклорные владычицы дождя и небесных вод. Своей полногрудностью и пышнотелостью они иносказательно обозначают ни что иное как небесные ОБЛАКА, несущие в себе дождь и дарящие Земле плодородие.

По Афанасьеву, брачные отношения с такими девами (пери, гуриями, русалками) символизируют льющийся на землю ДОЖДЬ. Другим же иносказанием того же самого природного явления в фольклоре становится возлияние вина. Часто в фольклоре два этих символа объединяются, и Герой, чтобы обрести мужскую (богатырскую) силу, должен выпить волшебного вина, а после этого – может жениться на главной красавице.

Фольклорные небесные девы, будучи символами плодородия, нередко оказываются заодно и символами УТРЕННЕЙ ЗАРИ (ведь именно заря как бы выпускает на небо Солнце – основу плодородия). В этом случае фольклор награждает сказочную деву еще и неким элементом КРАСНОГО цвета (красной одеждой, шапкой, алыми щеками). В ряде случаев фольклор позволяет себе и откровенную телесную символику – упоминается менструальная или же девственная кровь.

Архетип девственной крови (в сочетании с архетипом красного вина!) мы находим в мусульманских представлениях о рае. Фактически, брачные отношения с вечно девственной нимфой, пролитие ее девственной крови, возлияние красного вина символизируют ЯЗЫЧЕСКИЙ МАГИЧЕСКИЙ ОБРЯД плодородия и вызывания дождя. Аналогичные обряды проводились в языческой практике с привлечением вполне земных девушек и молодых женщин.

По методике В.Проппа, исламско-райские сад и дворцы с гуриями вписываются в архетип т.н. «МУЖСКОГО ДОМА» - закрытого мужского сообщества, в котором женщины присутствуют как служебный элемент. Обряд посвящения в сообщество должен был пробудить в юноше мужскую силу. Женщина же в «Мужском доме» рассматривалась как символ побежденной и подчиненной Женской магической силы.

Повелителем же «Мужского дома» становился главный мужской бог языческого пантеона, а именно – бог дождя, туч, грома и молний. Собственно, к нему-то и адресовались вызывающие дождь обряды и заклятья.

Но в ряде мифологий бог-громовник отсутствовал либо появлялся, но в крайне завуалированной форме. Обычно это наблюдается в тех мифологиях, где Солнце мыслилось как женский персонаж, а Луна (Месяц), наоборот, как мужской. В этих мифологиях функции громовника брал на себя МЕСЯЦ, блеск его луны становился символом блеска грозовой молнии.

Именно в Исламе мы наблюдаем выдвижение на первый план аль-Лаха (Аллаха) – Лунного бога Мекканского языческого пантеона. Таким образом, именно Лунный аль-Лах становится хозяином райского «Мужского дома», именно к нему адресуются обряды плодородия, выраженные в плотских утехах с облачными нимфами-гуриями.

Исламский рай одновременно напоминает и архетипическую противоположность «Мужского дома» - «ЖЕНСКИЙ дом», то есть Царство женщин, амазонок, порабощающих мужчин. Таково царство королевы Меб (владычицы всех фэйри в английской мифологии), страна Царь-Девицы (в славянском фольклоре), остров нимфы Цирцеи, удерживавшей Одиссея и его спутников.

К слову сказать, спутники Одиссея действительно попали в условия мусульманского рая – сады, дворцы, изобилие изысканной еды, питья, волшебное вино, прекрасные доступные женщины и… колдовство, превращающее спутников Одиссея в свиней, рабство, длящееся годы и годы. В британском фольклоре тоже известны истории о королеве эльфов Меб, порабощающей юношей и мужчин, при этом последние теряют в ее ласках свои ум и память, утрачивают чувство времени и исчезают на целые столетия.

Также русальи (мавки, полудницы) славянского фольклора похищают зазевавшихся парней и ласками утаскивают их в свой мир себе на потеху. Таким образом, русальи, фэйри, пери, нимфы, гурии оказываются отнюдь не безобидны! В фольклоре они обозначают не только мифических хозяек языческого плодородия, но и сластолюбивых демонов, сладострастных упырей и мертвецов – суккубов.

Добавим, что по фольклору европейских народов подобные «гурии» (фейри и эльфийки) нередко имеют физический изъян. Ислам упоминает, что у гурий так тонка шея, что через нее виден костный мозг. Сходный изъян – у англо-германских фольклорных существ: девы-фэйри нередко не имеют спины, так что у них видны сзади все внутренности, или же у них искривлены ноги (хромота), или же они имеют звериные и птичьи конечности (гусиные лапы, копыта).

Мусульманин, желающий попасть в описанный исламский рай, должен быть к этому готов и должен будет принять физические изъяны гурий, их ненасытность и жестокость как данность.

В большинстве сюжетов о нимфах-гуриях упоминается еще один изъян этих дев – духовный. Обратимся к облагороженному фольклору, к литературе по фольклорным мотивам. Эти героини глубоко несчастны: датской Русалочке любовь приносит нестерпимые страдания, Снегурочка Островского (та же облачная нимфа, только зимняя, замерзшая) холодна и не умеет любить, Мавка из «Летней песни» Л.Украинки страдает, брошенная милым, Ундина из поэмы Жуковского вообще не имеет души, из-за чего мучается и терзается.

Вот так-то… Прекрасные гурии не имеют сердца, тепла, способности любить, у них нет души! Интересный пассаж подарил мне один мусульманин в беседе на Форуме. Он сказал:

«Аллах создал три вида существ.
 1. Это Ангелы, они созданы из света и обладают разумом, но лишены нафса (эго, инстинкты и т.п.) и поэтому никогда не грешат.
2. Это животные, которые не имеют разума, но обладают нафсом, а посему тоже безгрешны.
3. Это люди и джинны. Люди созданы из земли, джинны из огня, они обладают и разумом, и нафсом»

Встает вопрос: а какова в этом случае природа гурий?

Если они как ангелы, имеют разум, но не имеют животной души «нафс», то они бестелесны или же имеют тела, но призрачные. Они не испытывают страсти, эроса, влечения. Они холодны и мертвы по отношению к своему брачному партнеру. Лишенное «нафса», их тело окажется лишь разумным безжизненным трупом!
 

Категория: Мои статьи | Добавил: ibis4728 (18.12.2016)
Просмотров: 82 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]