Главная » 2010 » Декабрь » 19 » IBIS (Цыганов А.) Сборник стихов «Желтая дорога»(тексты песен) (1997 - 2016)
20:08
IBIS (Цыганов А.) Сборник стихов «Желтая дорога»(тексты песен) (1997 - 2016)

Мой товарищ ушел воевать,
Помахав на прощанье рукой.
Мой товарищ ушел умирать
На земле чужой.
Сто четвертой был отдан приказ:
"Спецсостав, направление - юг"
Мой товарищ последний раз
Мне сказал: "Ты мой лучший друг".
Из-за чьих-то высоких интриг
Под сияникм чуждой луны
Почерпнувши геройства из книг
В бой за смертью идут пацаны.
Что вы прячестесь, люди, в туман?
В разговоры, раз двадцать на дню...
Сколько нас полегло за Афган.
А теперь приплюсуй и Чечню.

1997
* * *
ДРУЗЬЯ
С детства в нас вбивали правила морали
Так, как педагоги их сами понимали,
Но мы устали.
Мой первый друг погиб, когда он был на войне -
17 лет, когда мы все упали в цене,
Когда в глазах горит закат, когда открыт военкомат
И днем и ночью.
Мой друг второй - он лучше всех,
Любитель девок и потех,
И у него была мечта... Его сгубила наркота,
Вода и пиво.
А я живу, а я - живой,
Я каждый день иду домой…
Такое диво.
Несправедливо…

апрель 2010 г.
* * *
Здесь совсем не Афган и совсем не афганские горы...
Здесь совсем не граница и даже совсем не дыра...
Но здесь есть, так сказать, для чужих "межусобная свора",
Здесь есть то, что простой человек называет "Война".
А в газетах на тему не тихнут дебаты и споры,
И не верят они в то, что тени стоят вдоль дорог...
И не видят они как взрываются минами горы,
И как друг, побелев словно снег, упал на песок.
Простите наши души, мы же грешны...
Мы заповедь нарушили Твою...
Прости нас Бог умерший и воскресший,
Не бей мне сердце в следущем бою...
Здесь нет ласки, любви. Здесь нет судеб.
Карандаш и бумага - скрытую нежность отдать.
Но мы верим, что все это кончется, долго не будет...
нам так хочется жить, мы так не хотим умирать!
Простите наши души, мы же грешны...
Мы заповедь нарушили Твою...
Прости нас, Бог умерший и воскресший,
Не бей мне сердце в следущем бою...

1999
* * *
Третий день батальону приказ: "Не стрелять!"...
отдает штабная какая-то блядь,
объясняя все так, что опять потешаются горы:
дескать, новая фишка теперь - переговоры...
На вопрос: "На хрена?!" - не ответы, а гул...
Мы ж загнали бандюг в этот сраный аул,
мы же заперли их, их добить как два пальца - но споры...
Кто-то звякнул "наверх", и у нас "переговоры"...
И сдают автоматы прикладами вверх,
за зубами скрывают, злорадствуя, смех,
и теперь им - амнистия, дружба... три года и топай...
А у нас - "геноцид", "превышение", полная жопа...
Странный местный конвой - эти люди на час
защищают неясно кого, но от нас,
и тогда, улыбаясь, проходят довольны и горды,
и в прищурах глядят их заросшие пыльные морды...
А один, скособочив презрительно рот,
что-то тихо сказал мне про русский народ,
я хотел ему в зубы - майор не дает, "уже слишком",
а быть может, именно этот и Сеньку и Мишку...
Я вернулся домой, я несколько лет
Представлял себе этот зловонный сюжет,
вспоминая, как мы, провожая колонну, стояли.
А надгробия неотомщенно молчали...

1997
* * *
Слежу издалека ее телодвиженья,
Когда, купаясь, каждый вздох так смел...
С частичкой нежности и долей восхищенья
Гляжу на тело сквозь оптический прицел.
Я выследил её - её, мою болячку,
Водою омывающую стать,
Черноволосую и юную гордячку,
Умеющую метко убивать.
Я вижу всю ее без искажений
И плавно нажимаю на курок...
Сегодня я усну без сновидений,
Не чувствуя, что до смерти продрог.

1998
* * *
Я ОПОЗДАЛ...
Я опоздал на чуть, на самый миг.
Меня спасло неведомое чудо,
Хотя уже астральный мой двойник
Рванулся ввысь откуда-то отсюда.
Чужая пуля разнесла приклад,
Попутно пересчитывая зубы.
Удар. Меня отбросило назад,
Стекло в глаза. Успел подумать: "Глупо..."
И тошнота, темно на много лет,
И ветерок, сквозящий из оконца...
Теперь меня пугает яркий свет
Коварно ослепляющего солнца.

август, 2000
* * *
Наш праздник, ребята, нальемте. Бывайте!
Споем, ведь никто не споет
Про то, как нам люди сказали: "Прощайте",
Про наш поредевший взвод.
Как нам акаэмы и цинки на плечи,
Вложили в ладони закон.
Про то, как родители ставили свечи
За то, что сегодня живем.
Как солнце и горы, обвалы, отвесы
Сказали: "Иди, выручай",
Но как-то забыли сказать, что эресы
На ад поменяют нам рай.
Про то, как бывает, про то, что забыли,
Про день, что сгорает в огне.
Про то, как молились, чтоб нас не убили,
Про то, как воюем во сне.
Наш праздник, ребята, нальемте. Бывайте!
Споем, ведь никто не споет
Про тех, кто погиб и навеки в базальте,
И в сердце, и в небе живет...
* * *
Перехвачен караван с кокаином,
Перевозчик притворился поляком -
Строит рожей скорбную мину,
Да и лет ему -  видимо, с гаком.
Прикрывали караван два Хаттаба -
Бородатых и худых, словно спички.
Не бельмеса, наверно,  арабы.
Путешественники, мать их, личи.
Всех троих мы накормили кокой.
Они жрали и тряслись слабо.
А чего вы хотели? "Лопай!
Какова она на вкус, отрава?!"
* * *
НЕНАВИЖУ
Я ненавижу серый смог
и пыль истоптанных дорог,
я ненавижу свой билет,
который выдал красный цвет,
и больше жизни и любви
я ненавижу эти дни...
Глубиннее и всех сильней
Я Ненавижу их - зверей,
Я Ненавижу их - чужих,
Я Ненавижу просто их!
Я Ненавижу их отцов,
Я Ненавижу их в лицо,
Я Ненавижу их тряпье,
Я Ненавижу их жилье,
Их ненавижу всех подряд,
Я Ненавижу их зверят,
Я Ненавижу их стихов,
Я Ненавижу их богов.
Не думай, я взорвусь, лишь тронь,
Я - неоседланный огонь.

***

Жизнь как жизнь -
для кого работа,
не желает иного кто-то.
От рассвета и до полёта,
когда спать нельзя, а охота.

Ночь смотрю
внутренним слухом,
обнимаю дерево ухом,
в диалог сам с собой вступаю,
будто и не лежу - летаю.

Темнота мяукнула птицей,
а земля пахнет корицей.
Слева - мятой,
а справа - пиццей.
Если можно спать, то не спится.

Вот и утро -
мало хорошего.
Понимаю принцессу с горошиной,
если капли росы непрошеной
начинают стекать с некошеной.

март 2016

***

Бойцам 6-й роты104-го парашютно-десантного полка Псковской дивизии

Пожалуйста, не засыпай!
Ведь мы пока еще не дома!
Где дом? Дом - это тихий край,
Все в нем известно и знакомо.

Болит? Ну, значит потерпи -
Когда болит - уже не страшно!
Держи ладонь. Не спи! Не спи!
Ау! Ты здесь? Вот черт безбашный!

Да, всё. Закончилось кино.
Сушняк горит. Нет, не стреляют.
Ну мы ж сидим, а так давно б...
Не спи, братан, уже взлетают!

Еще чуть-чуть. Смотри в глаза!
Да не на небо - наглядишься!
Слегка царапнуло... под зад.
Я не боюсь. Ты ж не боишься!

И правильно! А ну не спи,
Не спи, смотри, дыши почаще.
Лежи поглубже и терпи -
Ты ж парень наш, ты ж настоящий!

Давай про дом. Как батю звать?
У вас там как? Река большая?
Приедем, сходим,  да. Не спать!
Успеем завтра, не растаем!

Ну вот, сказали, что летят.
Минут пять-десять с передыхом.
Дня три подлечат - и назад.
Там было б что, а так - как лыком.

А бате сколько лет, сказал?
Сестренка как!  Малая слишком?
Спросил бы фотку, ты бы дал?
Давай, держись, держись, братишка!

Так это с радости палят,
Чтоб лишний не везти обратно!
Ну сам подумай, ты ж солдат!
Попить? Тихонько. Аккуратно.

Вот  каска. Чтоб не напекло.
Не спи, а то отматюкаю!
Сегодня жарко, как назло...
Спросил. Сказали, что взлетают.

1 марта 2016 г.

Танцует пьяная заря,
напившись грога.
Не верить в Бога нам нельзя -
все верят в Бога.
Борт проскользнет
за горизонт
и там растает.
Почти не спишь, мотор ревет,
душа летает.
Вслух о любви, рука в кольцо,
Не думать - просто.
Страх обнимает за лицо
Большого роста.
Вертушка вниз,
до горла - Ах,-
Вспотел в подмышках.
Уже нет времени на страх -
на взводе слишком.
В траву,
на ощупь взглядом лес,
пока не слышит.
Живу. Здесь тоже кто-то есть,
И вряд ли мыши.
Лежу, не чувствую покой
чужого леса,
Лежу.
Вдруг свист, и за спиной
Бабах - в железо.
Со звуком ссыпанного в чан
Сухого хлеба
Чужие пули рвут
стальную Птицу неба.
"Да что я здесь?" Какой-то бред!
Взлетает точка.
Там - недоделанный куплет,
и скоро дочка!..
Трясут за плечи -
позади во сне дорога...
-Замерз? Ты стонешь...
- Подожди... Да, есть немного...
"Я спал?" Как хорошо, что спал:
с кровати - в ногу.
Курю. Живой. Зима, бокал.
Я верю в Бога.
21.12.2016

Просмотров: 369 | Добавил: ibis | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]